«...идущего
ПУТЁМ ПРАВДЫ
Он любит» (Пр. 15:9)
Видео Канал сайта "Путь Правды"
Молитва покаяния
Карта посещений
Мы в соц. сетях
Глава 9. Обольстительное единство

В чем обольщение единства?

Зачем лукавому нужно разрушать Церковь? Как не странно, но лукавому ее разрушать не нужно, из всего вышесказанного можно увидеть, что ему нужно ее всего лишь направить по ложному пути. Причина сокрыта всё в том же желании установить на земле свой единоличный миропорядок. Из примеров прошлого мы видим, как легко и быстро ему удавалось сделать это раньше – в допотопные и послепотопные времена. Но после Господь, разделив людей на языки и народы, установил на земле новый порядок, который на долгие времена стал непреодолимым препятствием на пути к глобальному контролю над человечеством.

Однако это была не единственная цель нашего Господа. Конечной целью Бога являлось наше вечное спасение, вследствие которого, живя на земле человек, несмотря на множество факторов и давление сатаны, мог бы оставаться независимым от греха, которым умело манипулирует дьявол для порабощения людей. Именно по этой причине Господь, начиная с Авраама, приступает к долгому и поэтапному плану спасения и возвращения людей к Нему. Где-то через 300 лет после потопа и 70 лет после вавилонского столпотворения у Фарры потомка Сима появляется сын Аврам, а еще где-то через 75 лет (после смерти отца) Бог, открывшись Авраму, направляет его в Ханаанскую землю, где и начинается история Израильского народа.

Получается, благодаря установленному Богом миропорядку человечество, несмотря на этнические и политические разногласия, которыми то и дело умело пользовался и провоцировал дьявол, получило возможность без давления сверхобольстительной идеи ложного единства, свободно увидеть и осознать необходимость в Христе. Безусловно, на протяжении всего этого времени сатана не отказывался от попыток установить свой единый миропорядок посредством доминирования какой-либо нации или идеологии, но в результате благодаря все той же разности восприятия и культур, которую приобрели народы и страны мира, подобные империи разрушались либо сами собой, либо под натиском своих противников. Тем не менее, все это были вполне удачные попытки сатаны, на опыте которых он вырабатывал тактику, все ближе и ближе приближаясь к воплощению своей главной идеи, на основании которой в конце времен он намеревается объединить людей под своим верховным началом и обольстительным единством.

Что это за обольстительное единство? И почему Церковь, изначально являясь противником дьявола на земле, в итоге в своем большинстве стала одним из главных двигателей данного процесса? На самом деле случилось тоже самое, что и с Израильским народом – под прикрытием единственно возможного, перед лицом вечности, объединяющего мировоззрения, которое предлагает человечеству Господь, лютые волки, тайно вкравшиеся в среду Божьего народа путем долгого проникновения, изощренно христианизировали свою хитрую систему порабощения душ.

В итоге для многих единство во Христе обернулось единством вокруг неких общечеловеческих ценностей. Вера в Бога Христа интерпретировалась в веру в свои собственные силы или, если ты человек религиозный, предлагается вера в некоего единого бога, за которым, как известно прячется сатана. И самое страшное, что все эти учения стала нести церковь, поставив своей целью не веру в Иисуса Христа и Слово Божье, а единство ради единства.

Эдикты августейшего епископа.

На протяжении трех веков со времен Самого Иисуса Христа, Церковь была гонима. Но никакое насилие не помогало дьяволу сломить веру и единство христиан, которое вызывало у него дикую зависть. Наоборот учение Иисуса Христа под давлением с каждым разом лишь набирало силу и авторитет, все больше и больше распространяясь по Римской империи и за ее пределы. Первый фронт, открытый против Церкви дьяволом, не только не сработал, но сыграл даже на ее усиление.

Не помогала даже ересь, которой параллельно гонениям то и дело лукавый пытался развалить изнутри Церковь. В условиях гонений и страданий ничто не могло по-настоящему прижиться в теле Церкви, потому что та ненависть, которую нагнетал дьявол против Церкви, создавала внутри ее искренние и прозрачные условия, благодаря которым беспрепятственно господствовал Дух Святой. В Церкви задерживался лишь только тот, кто по-настоящему верил и любил, другие либо сразу обнаруживались, либо отступали сами. В таких условиях, когда Сам Бог был с ними Церковь разрушить было невозможно.

И вот настал тот момент, когда влияние христианского учения настолько усилилось, что не считаться с людьми, исповедующими Иисуса Христа своим Господом, стало просто невозможно. Думаю, именно по этой самой причине в 312 году, находящийся в военном противостоянии с конкурентом августом Лицинием император Константин, обратился к поддержке христиан. Конечно, сегодня существуют предания, которые красиво объясняют причину обращения Константина к христианам, но то, что это обращение не было искренним, говорит тот факт, что Константин так и умер язычником, завещая похоронить его по языческим ритуалам. Что очень важно и показательно для людей того времени.

Мало того, что этот человек, присвоив по политическим причинам христианству государственный статус, ведомо или не ведомо открыл тем самым ворота Церкви для проходимцев и лютых волков. И, оставаясь в сердце язычником, поставил себя над Церковью епископом, самолично приняв ряд указов и эдиктов, чем непоправимо изменил вектор развития христианской религии (см. главу «Три сна церкви» из книги «Путь Правды»). Выступая арбитром в межцерковных спорах, он принял участие в решении многих глубоких апологических вопросов, каждый раз занимая сторону близкого ему еретического богословия (христианизированного язычества).

А в результате учиненного им внутрицерковного переворота (Никольский собор 325 года) уничтожил сторонников, отстаивающих истинную христианскую веру (антиохийскую школу). Посредством этого император Константин допустил проникновение в тело Церкви того самого древнего вируса, который позднее, завладев всеми ресурсами новой религии, устроил в ней свои порядки. Далее из истории мы знаем, как лукавый руками сотворенного им религиозного монстра в лице церковной инквизиции, устраняя всякое свободомыслие, снова взялся за установление на земле своего единого глобального мироустройства с помощью гипертрофированных религиозных догм.

Другими словами, произошло следующее: в целом для простых людей, не сведущих о внутренних делах тайных обществ, «христианская» организация внешне оставалась действующей, но по духовной сути была переформатирована в ложную и стала пустой. Сыграв на её огромной популярности и даже порой используя имена мучеников, уничтоженных в прошлые времена ими же самими, лютые волки вновь нашли успешные механизмы манипулирования сознанием людей на свой лад.

Но и в этот сценарий вмешался Господь, инициировав в лоне католической и в меньшей степени православной церкви реформацию, призванную пробудить, погрязших в путах ложных догм религии, людей. Теперь, чтобы нам выйти на финишную прямую, и понять, каким образом зародились учения, философии и движения, призванные подвести поствавилонский миропорядок к своему краху, мы должны обратиться к истории борьбы западной и восточной ветвей расколовшейся христианской церкви.

Глава 9. Обольстительное единство

В чем обольщение единства?

Зачем лукавому нужно разрушать Церковь? Как не странно, но лукавому ее разрушать не нужно, из всего вышесказанного можно увидеть, что ему нужно ее всего лишь направить по ложному пути. Причина сокрыта всё в том же желании установить на земле свой единоличный миропорядок. Из примеров прошлого мы видим, как легко и быстро ему удавалось сделать это раньше – в допотопные и послепотопные времена. Но после Господь, разделив людей на языки и народы, установил на земле новый порядок, который на долгие времена стал непреодолимым препятствием на пути к глобальному контролю над человечеством.

Однако это была не единственная цель нашего Господа. Конечной целью Бога являлось наше вечное спасение, вследствие которого, живя на земле человек, несмотря на множество факторов и давление сатаны, мог бы оставаться независимым от греха, которым умело манипулирует дьявол для порабощения людей. Именно по этой причине Господь, начиная с Авраама, приступает к долгому и поэтапному плану спасения и возвращения людей к Нему. Где-то через 300 лет после потопа и 70 лет после вавилонского столпотворения у Фарры потомка Сима появляется сын Аврам, а еще где-то через 75 лет (после смерти отца) Бог, открывшись Авраму, направляет его в Ханаанскую землю, где и начинается история Израильского народа.

Получается, благодаря установленному Богом миропорядку человечество, несмотря на этнические и политические разногласия, которыми то и дело умело пользовался и провоцировал дьявол, получило возможность без давления сверхобольстительной идеи ложного единства, свободно увидеть и осознать необходимость в Христе. Безусловно, на протяжении всего этого времени сатана не отказывался от попыток установить свой единый миропорядок посредством доминирования какой-либо нации или идеологии, но в результате благодаря все той же разности восприятия и культур, которую приобрели народы и страны мира, подобные империи разрушались либо сами собой, либо под натиском своих противников. Тем не менее, все это были вполне удачные попытки сатаны, на опыте которых он вырабатывал тактику, все ближе и ближе приближаясь к воплощению своей главной идеи, на основании которой в конце времен он намеревается объединить людей под своим верховным началом и обольстительным единством.

Что это за обольстительное единство? И почему Церковь, изначально являясь противником дьявола на земле, в итоге в своем большинстве стала одним из главных двигателей данного процесса? На самом деле случилось тоже самое, что и с Израильским народом – под прикрытием единственно возможного, перед лицом вечности, объединяющего мировоззрения, которое предлагает человечеству Господь, лютые волки, тайно вкравшиеся в среду Божьего народа путем долгого проникновения, изощренно христианизировали свою хитрую систему порабощения душ.

В итоге для многих единство во Христе обернулось единством вокруг неких общечеловеческих ценностей. Вера в Бога Христа интерпретировалась в веру в свои собственные силы или, если ты человек религиозный, предлагается вера в некоего единого бога, за которым, как известно прячется сатана. И самое страшное, что все эти учения стала нести церковь, поставив своей целью не веру в Иисуса Христа и Слово Божье, а единство ради единства.

Эдикты августейшего епископа.

На протяжении трех веков со времен Самого Иисуса Христа, Церковь была гонима. Но никакое насилие не помогало дьяволу сломить веру и единство христиан, которое вызывало у него дикую зависть. Наоборот учение Иисуса Христа под давлением с каждым разом лишь набирало силу и авторитет, все больше и больше распространяясь по Римской империи и за ее пределы. Первый фронт, открытый против Церкви дьяволом, не только не сработал, но сыграл даже на ее усиление.

Не помогала даже ересь, которой параллельно гонениям то и дело лукавый пытался развалить изнутри Церковь. В условиях гонений и страданий ничто не могло по-настоящему прижиться в теле Церкви, потому что та ненависть, которую нагнетал дьявол против Церкви, создавала внутри ее искренние и прозрачные условия, благодаря которым беспрепятственно господствовал Дух Святой. В Церкви задерживался лишь только тот, кто по-настоящему верил и любил, другие либо сразу обнаруживались, либо отступали сами. В таких условиях, когда Сам Бог был с ними Церковь разрушить было невозможно.

И вот настал тот момент, когда влияние христианского учения настолько усилилось, что не считаться с людьми, исповедующими Иисуса Христа своим Господом, стало просто невозможно. Думаю, именно по этой самой причине в 312 году, находящийся в военном противостоянии с конкурентом августом Лицинием император Константин, обратился к поддержке христиан. Конечно, сегодня существуют предания, которые красиво объясняют причину обращения Константина к христианам, но то, что это обращение не было искренним, говорит тот факт, что Константин так и умер язычником, завещая похоронить его по языческим ритуалам. Что очень важно и показательно для людей того времени.

Мало того, что этот человек, присвоив по политическим причинам христианству государственный статус, ведомо или не ведомо открыл тем самым ворота Церкви для проходимцев и лютых волков. И, оставаясь в сердце язычником, поставил себя над Церковью епископом, самолично приняв ряд указов и эдиктов, чем непоправимо изменил вектор развития христианской религии (см. главу «Три сна церкви» из книги «Путь Правды»). Выступая арбитром в межцерковных спорах, он принял участие в решении многих глубоких апологических вопросов, каждый раз занимая сторону близкого ему еретического богословия (христианизированного язычества).

А в результате учиненного им внутрицерковного переворота (Никольский собор 325 года) уничтожил сторонников, отстаивающих истинную христианскую веру (антиохийскую школу). Посредством этого император Константин допустил проникновение в тело Церкви того самого древнего вируса, который позднее, завладев всеми ресурсами новой религии, устроил в ней свои порядки. Далее из истории мы знаем, как лукавый руками сотворенного им религиозного монстра в лице церковной инквизиции, устраняя всякое свободомыслие, снова взялся за установление на земле своего единого глобального мироустройства с помощью гипертрофированных религиозных догм.

Другими словами, произошло следующее: в целом для простых людей, не сведущих о внутренних делах тайных обществ, «христианская» организация внешне оставалась действующей, но по духовной сути была переформатирована в ложную и стала пустой. Сыграв на её огромной популярности и даже порой используя имена мучеников, уничтоженных в прошлые времена ими же самими, лютые волки вновь нашли успешные механизмы манипулирования сознанием людей на свой лад.

Но и в этот сценарий вмешался Господь, инициировав в лоне католической и в меньшей степени православной церкви реформацию, призванную пробудить, погрязших в путах ложных догм религии, людей. Теперь, чтобы нам выйти на финишную прямую, и понять, каким образом зародились учения, философии и движения, призванные подвести поствавилонский миропорядок к своему краху, мы должны обратиться к истории борьбы западной и восточной ветвей расколовшейся христианской церкви.