«...идущего
ПУТЁМ ПРАВДЫ
Он любит» (Пр. 15:9)
Видео Канал сайта "Путь Правды"
Молитва покаяния
Карта посещений
Мы в соц. сетях
Экуменисты и оккультисты - О. Четверикова


Зачем Патриарх Гундяев укладывает РПЦ под папу Римского.

Предупреждение. 


Для того, чтобы сразу пресечь попытки начать втягивать меня в ругань по адресу православия, скажу: я православный христианин и данная статья ни в коем случае не является манифестом против русской православной церкви в целом. 

Напротив. Это попытка спасти православие от тех, кто захватив в нём административные рычаги, пытается незаметно изнутри разрушить его, источить его основания и приспособить под нужды властителей мира сего. В православии большинство тех, кто хочет не допустить обмирщения и обуржуазивания своей церкви, отгородиться от её правящей верхушки, которая связала свою судьбу с имущими классами значительно в большей степени, чем со Христом и теми, ради кого Он и приходит в мир и ради кого взошёл на крест, а учеников своих поставил пастырями, сказав им, что они - соль земли и должны всегда действовать и жить, исходя из этого. Ибо если соль перестанет быть солёной, ничто её не заменит и годится она только на то, чтобы выбросить её вон на поругание псам. 

Церковь - это не только её видимая земная часть, оформленная в виде корпорации, то есть сложносоставной организации людей. Церковь - это союз людей и Бога, без этого нет церкви. В церкви невидимая, литургическая часть важнее видимой, но видимая сильнее бросается в глаза, особенно учитывая, что принадлежит к церкви очень малая часть общества. Основной народ, хоть и ходит раз в год на водосвятие или за вербами, является скорее суеверным, чем верующим. И потому все непотребства высших церковных иерархов всегда на виду и всегда вызывают непонимание и возмущение людей. Ибо если назвался гусём - спасай Рим. Одел сутану - служи Богу и людям, а не Мамоне. Перерожденцев и лжепастырей народ интуитивно опасается и сторонится от них. 

Но нужно, чтобы слово правды было произнесено, даже если это очень трудно. Сказав правду, мы отсекаем себя от участия во лжи. Мы даём понять всем вокруг, что в церкви есть здоровые силы. они живы и силам зла не одолеть их - именно потому, что с нами Бог. 

А если Бог с нами, то кто против нас? 

Всё болит и никакой надежды. 
Именно так сказал в третьем веке о делах церковных Василий Великий, один из трёх каппадокийских Отцов Церкви, наряду с Григорием Нисским и Григорием Богословом. То есть как видим, уже тогда дела в церкви были настолько печальны, что последующая двухтысячелетняя её история видится действительно Божьим чудом и проявлением Его промысла. 

Поскольку человек слаб, даже человек в сутане, он свою греховную природу привносит и в церковь. И в руководство её делами. И многих это соблазняет, смущает. Они начинают считать. что раз у вас поп неправильный, значит вера ваша ошибочная. Объяснить им, что это разные вещи и истина веры не зависит от фигуры привратника, стоящего у ворот храма, далеко не всегда получается. Привратник часто для непосвящённых заслоняет собой Бога. 

Но церковь у нас не Кириллова и не Францискова, а Христова. В истории церкви было великое множество нечестивых высших иерархов. Но сама церковь стоит и стоять будет и врата ада не одолеют её. А нечестивцы попускаются к делам своим в назидание нам, в наущение. И в наказание за грехи наши. 

Притча о Великом Инквизиторе. 
Достоевский гениально выразил этот созревший конфликт между высшим духовенством церкви и Христовыми заповедями. Нынешним администраторам церкви Христос не нужен, он им мешает. Он им в укор и в осуждение. Они снова отправили бы Его на крест. появись Он среди нас сегодня. И хотя писалось это об иерархах церкви католической, процессы перерождения в не меньшей степени затронули так же и иерархию церкви православной. 

Настоящее Христово православие хранится в теле церковном в глубине его. Это обычные приходские батюшки, живущие в бедности, но служащие людям так, как Христос велел и сам им служил. Это рядовые православные, грешные и слабые, это староверы, унесшие в леса истину Христа и уберегшие церковь от имущественных соблазнов и соглашений с сильными и богатыми мира сего. На них стояла и стоит церковь. 

А недостойные пастыри приходят и уходят. Много их было. Все ушли. И эти уйдут. А наш долг - не участвовать во зле, если мы понимаем, что такое для нас зло. 

Истоки конфликта. 
Любое земное общество, называющее себя нацией, состоит из противостоящих по интересам классов. Рабовладельцы, феодалы, капиталисты - имущие классы. Все они веками противостояли классам неимущим и, угнетая их, создавали своё богатство. В православной церкви был конфликт между Нилом Сорским, требовавшим от церкви нестяжания, и Иосифом Волоцким, требовавшим от церкви участия в борьбе за земное богатство и имущество. Объяснялось это насущными нуждами церкви, без которых она не сможет выполнять свои задачи по служению и миссии. Волоцкий говорил, что без имущества церковь превратится в маргинальную секту, которая исчезнет со временем полностью. Элемент истины в этом был - но именно элемент. Этот элемент был раздут до целого. Нынешний Патриарх РПЦ Кирилл заявляет. что мы, наша церковь - дети Иосифа Волоцкого. Мы иосифляне. Но навряд ли ему стоило так уверенно говорить за всю церковь. Мы не иосифляне, а христиане. Народ в душе считает истинной позицию Нила Сорского. Нестяжательство - главная задача настоящей церкви и настоящего епископата. Почему эта задача отвергается церковным руководством, противопоставляя его клиру и пастве? 

Церковь во времени. 
Церковный аппарат управления существует в обществе и не может быть свободным от общества. Папство как институт есть продукт феодального общества и нарождающаяся революционная буржуазия прекрасно понимала это. В своей борьбе с феодализмом она пыталась приспособить христианство к своим нуждам и потребностям. Особенно это нашло выражение в возникновении протестантизма. Но католики тоже ставили задачу вписаться в капитализм - и они на 200 лет раньше православных решили эту задачу. Католики в отношении к православным олигархам, лишь начавшим строить капитализм в России и так же столкнувшимся с задачей подавления социалистических и прочих рабочих движений, выступают экспертами и консультантами. Стремительное обуржуазивание верхушки православной церкви в России так же ставит Гундяева в позу ученика в отношении папы Фпанциска. Отсюда почитание папы, экуменизм и стремление к "воссоединению конфессий". Где богословские различия Гундяев объявил досадным недоразумением древних богословов. Поглощение католической церковью церкви православной началось. Остановить его невозможно - в основе лежит тот же механизм, который лежал в основе убившей саму себя КПСС: беспрекословное подчинение низов верхам. Особенно когда верхи никуда не спешат и действуют очень медленно. 

Курс на сближение с буржуазией изменил задачи высшего церковного духовенства. Для всех они по-прежнему остались в сфере спасения души и соединению человека с Богом. И тем самым преодоления смерти - то, что явил Христос на Пасху. 

Но в реальности оформился союз клерикалов и буржуазии. Ещё в 1848 году, когда всё говорилось прямо и не было нужды прибегать к прикрытию намерений, представитель клерикалов в Национальном собрании Франции Монталамбер убеждал депутатов: 

"Христианский народ можно устрашить, кроме штыков, и другими мерами: там, где соблюдается закон Бога, сам Бог выполняет обязанности полиции". 

Сказано великолепно, не правда ли? Большей пошлости и пакости выдумать трудно - особенно когда она говорится от лица процерковных политиков и понимается как санкционированное руководством церкви высказывание. Стоит ли верующим после этого обижаться на слова Ленина: "Религия - опиум для народа!"? Они рождены именно такой позицией самих верхов католической - и не возражающей этому русской православной - церкви. То есть началась чистой воды политическая классовая борьба, в которой верхушка церкви стала принимать прямое участие на стороне имущих классов против классов неимущих. Тем самым предав задачи своего служения и свою сущность. 

"Мне нет необходимости повторять - продолжал Монталамбер - что религия означает для собственности... В чём заключается сегодняшняя проблема? Привить уважение к собственности тем, кто её не имеет. Но я не знаю другого средства для достижения этого, кроме одного: ЗАСТАВИТЬ их верить в Бога!" И не в неопределённого бога эклектиков той или другой системы. а в Бога катехизиса, в Бога, продиктовавшего десять заповедей, осудившего навеки воров. Вот единственная вера, действительно общедоступная, способная с успехом защищать собственность!" 

То есть задача спасения души через аскезу, отказ от собственности и любовь к ближнему заменена задачей сохранения и приумножения собственности, добытой ценой отказа от любви к ближнему и эксплуатацией труда этого ближнего! Его скрытого грабежа и воровства! То есть убийства Бога в себе и своей душе! Воистину дьявольская ложь и подлость! 

Церковь - сначала католическая, а за ней и православная - в лице своих высших иерархов заявила, что она готова окружить ореолом благодати буржуазный строй и играть в нём роль духовной полиции. 

Но православный народ не желает видеть в священниках духовных полицейских. охраняющих святое право буржуазии грабить и притеснять неимущих. Да и подавляющее большинство батюшек не примет такую роль. Верующие будут изо всех сил сопротивляться такому кощунственному переиначиванию христианской веры. 

И потому возник экуменизм. Он есть продукт соглашения буржуазии и церковной верхушки, оторвавшейся и от народа, и от рядового духовенства. Союз буржуазии и верхушки церкви требовал преодоления конфронтации на почве богословия. Экономика объединила еретиков и верхушку православных. 

Гундяеву не даёт покоя финансовое богатство Ватикана. В 1830 году Ватикан создал "Банко ди сконти". Потом в 1834 - "Банко романа". К его созиданию уже были привлечены крупные итальянские финансисты. В 1845 году создаётся акционерное общество "Сочьета дель акуа пия Антика Марча", в 1875 году дивиденды этого общества увеличились в несколько раз. В 1952 году Ватикан при участии английского капитала основал акционерную компанию по газовому освещению. Из этой компании выделилась компания по использованию электроэнергии. Для неэкономистов: это гарантированные доходы, ибо муниципальные нужды всегда оплачиваются. Такое решение не могло случиться без коррупционных соглашений Ватикана и Рима. 

Сейчас у Ватикан есть деньги и нет паствы. Нет людей для духовенства. У Гундяева наоборот - полно людей, но нет денег. Почему бы сторонам не объединить активы, учитывая дух времени? Филиокве мешает и догмат о непогрешимости папы? Нет ничего легче. Католики даже не заметят устранения догмата о филиокве, про папу с его непогрешимостью оставят дело внутри самих католиков, дескать, их частное дело, православным позволят служить какие им угодно литургии на каком угодно языке - вон главный экуменист Илларион недавно отслужил литургию и вовсе по старому обряду, чем хотел понравиться староверам. То есть староверов тоже вовлекают в игру. И пантеон святых, разных у каждой конфессии, объединять не будут. Административное подчинение не требует подчинения богословского. Тут автономия будет полной. Теперь объединяет не вера, а деньги. 

То есть все богословские расхождения сторонами признаны устаревшей фактурой и отданы на откуп местным иерархам. Пусть служит кто как хочет - кто в это вникает сейчас? Главное - объединить денежные потоки! Гундяев приносит Ватикану каноническую территорию РПЦ. В ответ получает доступ к финансированию и место в глобальной иерархии. 

И, разумеется, признаёт роль папы в христианском мире. Первого среди равных. Но первого. 

Надо сказать, что такого поведения от Гундяева требуют не только его личные интересы. Этого от него требуют так же кланы и проглобальные элиты России. И вполне допускаю, что Путин, не разбираясь в этих религиозных сложностях и сам того не подозревая. Ватикан - предводитель третьей силы в войне старой Европы, Ротшильдов и Рокфелеров. Путин ищет поддержки, в том числе и Ватикана, не понимая какая кроется в этом опасность, а Гундяев - посол глобального Ватикана по особым поручениям в этом тонком вопросе. 

Только вот разменной монетой в этой дипломатии будет Россия и русское православие. Именно для этого и нужен экуменизм Гундяеву и его команде. И прёт Гундяев яко танк, не обращая внимания ни на какие скандалы вокруг него. Именно созданию прецедента совместной молитвы с католиками служит весь максимальный шум в СМИ по теме мощей Николая Чудотворца в Храме Христа Спасителя. Мощи выделены папой и начата мощная кампания по приучению православных к братству с католиками. 

Но я очень крупно сомневаюсь, что такой фокус пройдёт удачно у наших духовных и политических пастырей. Пастырю опасно идти против паствы. А русские всегда славились своей непокорностью неправде. Не думаю, чтобы на это раз что-то изменилось. 

И не потому, что русские особо бдительны. Нет. Русские доверчивы сверх всякой меры и так же заморочены, как и католики. Дело не в русских. 

Бог не даст. А если Бог не даст, то ничего у них не получится. Как бы они ни старались. 

С праздником Вознесения всех православных. Всем прочим - мира и любви. 

Источник: https://cont.ws/@alex-haldey/623700

Экуменисты и оккультисты - О. Четверикова


Зачем Патриарх Гундяев укладывает РПЦ под папу Римского.

Предупреждение. 


Для того, чтобы сразу пресечь попытки начать втягивать меня в ругань по адресу православия, скажу: я православный христианин и данная статья ни в коем случае не является манифестом против русской православной церкви в целом. 

Напротив. Это попытка спасти православие от тех, кто захватив в нём административные рычаги, пытается незаметно изнутри разрушить его, источить его основания и приспособить под нужды властителей мира сего. В православии большинство тех, кто хочет не допустить обмирщения и обуржуазивания своей церкви, отгородиться от её правящей верхушки, которая связала свою судьбу с имущими классами значительно в большей степени, чем со Христом и теми, ради кого Он и приходит в мир и ради кого взошёл на крест, а учеников своих поставил пастырями, сказав им, что они - соль земли и должны всегда действовать и жить, исходя из этого. Ибо если соль перестанет быть солёной, ничто её не заменит и годится она только на то, чтобы выбросить её вон на поругание псам. 

Церковь - это не только её видимая земная часть, оформленная в виде корпорации, то есть сложносоставной организации людей. Церковь - это союз людей и Бога, без этого нет церкви. В церкви невидимая, литургическая часть важнее видимой, но видимая сильнее бросается в глаза, особенно учитывая, что принадлежит к церкви очень малая часть общества. Основной народ, хоть и ходит раз в год на водосвятие или за вербами, является скорее суеверным, чем верующим. И потому все непотребства высших церковных иерархов всегда на виду и всегда вызывают непонимание и возмущение людей. Ибо если назвался гусём - спасай Рим. Одел сутану - служи Богу и людям, а не Мамоне. Перерожденцев и лжепастырей народ интуитивно опасается и сторонится от них. 

Но нужно, чтобы слово правды было произнесено, даже если это очень трудно. Сказав правду, мы отсекаем себя от участия во лжи. Мы даём понять всем вокруг, что в церкви есть здоровые силы. они живы и силам зла не одолеть их - именно потому, что с нами Бог. 

А если Бог с нами, то кто против нас? 

Всё болит и никакой надежды. 
Именно так сказал в третьем веке о делах церковных Василий Великий, один из трёх каппадокийских Отцов Церкви, наряду с Григорием Нисским и Григорием Богословом. То есть как видим, уже тогда дела в церкви были настолько печальны, что последующая двухтысячелетняя её история видится действительно Божьим чудом и проявлением Его промысла. 

Поскольку человек слаб, даже человек в сутане, он свою греховную природу привносит и в церковь. И в руководство её делами. И многих это соблазняет, смущает. Они начинают считать. что раз у вас поп неправильный, значит вера ваша ошибочная. Объяснить им, что это разные вещи и истина веры не зависит от фигуры привратника, стоящего у ворот храма, далеко не всегда получается. Привратник часто для непосвящённых заслоняет собой Бога. 

Но церковь у нас не Кириллова и не Францискова, а Христова. В истории церкви было великое множество нечестивых высших иерархов. Но сама церковь стоит и стоять будет и врата ада не одолеют её. А нечестивцы попускаются к делам своим в назидание нам, в наущение. И в наказание за грехи наши. 

Притча о Великом Инквизиторе. 
Достоевский гениально выразил этот созревший конфликт между высшим духовенством церкви и Христовыми заповедями. Нынешним администраторам церкви Христос не нужен, он им мешает. Он им в укор и в осуждение. Они снова отправили бы Его на крест. появись Он среди нас сегодня. И хотя писалось это об иерархах церкви католической, процессы перерождения в не меньшей степени затронули так же и иерархию церкви православной. 

Настоящее Христово православие хранится в теле церковном в глубине его. Это обычные приходские батюшки, живущие в бедности, но служащие людям так, как Христос велел и сам им служил. Это рядовые православные, грешные и слабые, это староверы, унесшие в леса истину Христа и уберегшие церковь от имущественных соблазнов и соглашений с сильными и богатыми мира сего. На них стояла и стоит церковь. 

А недостойные пастыри приходят и уходят. Много их было. Все ушли. И эти уйдут. А наш долг - не участвовать во зле, если мы понимаем, что такое для нас зло. 

Истоки конфликта. 
Любое земное общество, называющее себя нацией, состоит из противостоящих по интересам классов. Рабовладельцы, феодалы, капиталисты - имущие классы. Все они веками противостояли классам неимущим и, угнетая их, создавали своё богатство. В православной церкви был конфликт между Нилом Сорским, требовавшим от церкви нестяжания, и Иосифом Волоцким, требовавшим от церкви участия в борьбе за земное богатство и имущество. Объяснялось это насущными нуждами церкви, без которых она не сможет выполнять свои задачи по служению и миссии. Волоцкий говорил, что без имущества церковь превратится в маргинальную секту, которая исчезнет со временем полностью. Элемент истины в этом был - но именно элемент. Этот элемент был раздут до целого. Нынешний Патриарх РПЦ Кирилл заявляет. что мы, наша церковь - дети Иосифа Волоцкого. Мы иосифляне. Но навряд ли ему стоило так уверенно говорить за всю церковь. Мы не иосифляне, а христиане. Народ в душе считает истинной позицию Нила Сорского. Нестяжательство - главная задача настоящей церкви и настоящего епископата. Почему эта задача отвергается церковным руководством, противопоставляя его клиру и пастве? 

Церковь во времени. 
Церковный аппарат управления существует в обществе и не может быть свободным от общества. Папство как институт есть продукт феодального общества и нарождающаяся революционная буржуазия прекрасно понимала это. В своей борьбе с феодализмом она пыталась приспособить христианство к своим нуждам и потребностям. Особенно это нашло выражение в возникновении протестантизма. Но католики тоже ставили задачу вписаться в капитализм - и они на 200 лет раньше православных решили эту задачу. Католики в отношении к православным олигархам, лишь начавшим строить капитализм в России и так же столкнувшимся с задачей подавления социалистических и прочих рабочих движений, выступают экспертами и консультантами. Стремительное обуржуазивание верхушки православной церкви в России так же ставит Гундяева в позу ученика в отношении папы Фпанциска. Отсюда почитание папы, экуменизм и стремление к "воссоединению конфессий". Где богословские различия Гундяев объявил досадным недоразумением древних богословов. Поглощение католической церковью церкви православной началось. Остановить его невозможно - в основе лежит тот же механизм, который лежал в основе убившей саму себя КПСС: беспрекословное подчинение низов верхам. Особенно когда верхи никуда не спешат и действуют очень медленно. 

Курс на сближение с буржуазией изменил задачи высшего церковного духовенства. Для всех они по-прежнему остались в сфере спасения души и соединению человека с Богом. И тем самым преодоления смерти - то, что явил Христос на Пасху. 

Но в реальности оформился союз клерикалов и буржуазии. Ещё в 1848 году, когда всё говорилось прямо и не было нужды прибегать к прикрытию намерений, представитель клерикалов в Национальном собрании Франции Монталамбер убеждал депутатов: 

"Христианский народ можно устрашить, кроме штыков, и другими мерами: там, где соблюдается закон Бога, сам Бог выполняет обязанности полиции". 

Сказано великолепно, не правда ли? Большей пошлости и пакости выдумать трудно - особенно когда она говорится от лица процерковных политиков и понимается как санкционированное руководством церкви высказывание. Стоит ли верующим после этого обижаться на слова Ленина: "Религия - опиум для народа!"? Они рождены именно такой позицией самих верхов католической - и не возражающей этому русской православной - церкви. То есть началась чистой воды политическая классовая борьба, в которой верхушка церкви стала принимать прямое участие на стороне имущих классов против классов неимущих. Тем самым предав задачи своего служения и свою сущность. 

"Мне нет необходимости повторять - продолжал Монталамбер - что религия означает для собственности... В чём заключается сегодняшняя проблема? Привить уважение к собственности тем, кто её не имеет. Но я не знаю другого средства для достижения этого, кроме одного: ЗАСТАВИТЬ их верить в Бога!" И не в неопределённого бога эклектиков той или другой системы. а в Бога катехизиса, в Бога, продиктовавшего десять заповедей, осудившего навеки воров. Вот единственная вера, действительно общедоступная, способная с успехом защищать собственность!" 

То есть задача спасения души через аскезу, отказ от собственности и любовь к ближнему заменена задачей сохранения и приумножения собственности, добытой ценой отказа от любви к ближнему и эксплуатацией труда этого ближнего! Его скрытого грабежа и воровства! То есть убийства Бога в себе и своей душе! Воистину дьявольская ложь и подлость! 

Церковь - сначала католическая, а за ней и православная - в лице своих высших иерархов заявила, что она готова окружить ореолом благодати буржуазный строй и играть в нём роль духовной полиции. 

Но православный народ не желает видеть в священниках духовных полицейских. охраняющих святое право буржуазии грабить и притеснять неимущих. Да и подавляющее большинство батюшек не примет такую роль. Верующие будут изо всех сил сопротивляться такому кощунственному переиначиванию христианской веры. 

И потому возник экуменизм. Он есть продукт соглашения буржуазии и церковной верхушки, оторвавшейся и от народа, и от рядового духовенства. Союз буржуазии и верхушки церкви требовал преодоления конфронтации на почве богословия. Экономика объединила еретиков и верхушку православных. 

Гундяеву не даёт покоя финансовое богатство Ватикана. В 1830 году Ватикан создал "Банко ди сконти". Потом в 1834 - "Банко романа". К его созиданию уже были привлечены крупные итальянские финансисты. В 1845 году создаётся акционерное общество "Сочьета дель акуа пия Антика Марча", в 1875 году дивиденды этого общества увеличились в несколько раз. В 1952 году Ватикан при участии английского капитала основал акционерную компанию по газовому освещению. Из этой компании выделилась компания по использованию электроэнергии. Для неэкономистов: это гарантированные доходы, ибо муниципальные нужды всегда оплачиваются. Такое решение не могло случиться без коррупционных соглашений Ватикана и Рима. 

Сейчас у Ватикан есть деньги и нет паствы. Нет людей для духовенства. У Гундяева наоборот - полно людей, но нет денег. Почему бы сторонам не объединить активы, учитывая дух времени? Филиокве мешает и догмат о непогрешимости папы? Нет ничего легче. Католики даже не заметят устранения догмата о филиокве, про папу с его непогрешимостью оставят дело внутри самих католиков, дескать, их частное дело, православным позволят служить какие им угодно литургии на каком угодно языке - вон главный экуменист Илларион недавно отслужил литургию и вовсе по старому обряду, чем хотел понравиться староверам. То есть староверов тоже вовлекают в игру. И пантеон святых, разных у каждой конфессии, объединять не будут. Административное подчинение не требует подчинения богословского. Тут автономия будет полной. Теперь объединяет не вера, а деньги. 

То есть все богословские расхождения сторонами признаны устаревшей фактурой и отданы на откуп местным иерархам. Пусть служит кто как хочет - кто в это вникает сейчас? Главное - объединить денежные потоки! Гундяев приносит Ватикану каноническую территорию РПЦ. В ответ получает доступ к финансированию и место в глобальной иерархии. 

И, разумеется, признаёт роль папы в христианском мире. Первого среди равных. Но первого. 

Надо сказать, что такого поведения от Гундяева требуют не только его личные интересы. Этого от него требуют так же кланы и проглобальные элиты России. И вполне допускаю, что Путин, не разбираясь в этих религиозных сложностях и сам того не подозревая. Ватикан - предводитель третьей силы в войне старой Европы, Ротшильдов и Рокфелеров. Путин ищет поддержки, в том числе и Ватикана, не понимая какая кроется в этом опасность, а Гундяев - посол глобального Ватикана по особым поручениям в этом тонком вопросе. 

Только вот разменной монетой в этой дипломатии будет Россия и русское православие. Именно для этого и нужен экуменизм Гундяеву и его команде. И прёт Гундяев яко танк, не обращая внимания ни на какие скандалы вокруг него. Именно созданию прецедента совместной молитвы с католиками служит весь максимальный шум в СМИ по теме мощей Николая Чудотворца в Храме Христа Спасителя. Мощи выделены папой и начата мощная кампания по приучению православных к братству с католиками. 

Но я очень крупно сомневаюсь, что такой фокус пройдёт удачно у наших духовных и политических пастырей. Пастырю опасно идти против паствы. А русские всегда славились своей непокорностью неправде. Не думаю, чтобы на это раз что-то изменилось. 

И не потому, что русские особо бдительны. Нет. Русские доверчивы сверх всякой меры и так же заморочены, как и католики. Дело не в русских. 

Бог не даст. А если Бог не даст, то ничего у них не получится. Как бы они ни старались. 

С праздником Вознесения всех православных. Всем прочим - мира и любви. 

Источник: https://cont.ws/@alex-haldey/623700